background

HEALTHY NATION - MAIN PRIORITY

04 апреля 2020 г. | 05:04

Баннер

Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | 

Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | 

РУБРИКИ

 

Хирург должен стараться быть перфекционистом

Эли Какиашвили родился в советском Тбилиси, в 25 лет после окончания мединститута репатриировался в Израиль. С 2006 года занимался научными исследованиями при Университете Торонто, а с 2009-го по приглашению Университета Мак-Гил начал работать в Монреале. Здесь Эли Какиашвили почти 8 лет занимался онкологической хирургией, проводил трансплантации органов (печень, почки, поджелудочная железа). Как организована трансплантология Канады с точки зрения хирурга, каковы сильные и слабые стороны здравоохранения этой страны? Именно этой интересной и, безусловно, актуальной для нашей страны теме посвящен разговор  со специалистом мирового уровня.

 

 

- Как обстоят дела с трансплантологией в Канаде вообще и в Монреале, в частности?

- В Торонто есть очень сильная группа, специализирующаяся на пересадке от живых доноров. В Монреале работают две группы трансплантологов высокого уровня. Одна - «французская» (госпиталь Сант Люк), вторая - «английская» (Университет Мак-Гил, госпиталь Роял Виктория). Мы, например, делали здесь операции «split liver» — когда одна печень делится на двух больных. Это очень сложная операция. За год нами было проведено пять таких операций. Это немало.

- Как больной, нуждающийся в пересадке органов, попадает в очередь на трансплантацию?

- Эта система здесь хорошо организована и находится в ведении «КвебекТрансплант». У них есть лист ожидания. Очередность устанавливается в соответствии с очень строгими критериями. Невозможна ситуация, при которой больного в списке по чьей-то просьбе могут передвинуть вперед. Состояние ожидающих пересадки оценивается практически ежедневно и, в зависимости от показателей жизнедеятельности, они передвигаются в списке вверх-вниз. Когда есть донор, подбирается больной.

- Откуда берутся донорские органы?

- Есть два вида доноров. Самый распространенный в Квебеке - «cadaveric donor», когда органы берутся от умирающего. Второй вид – «live donor». Орган берется у живого человека, чаще всего у родственника. Очень часто таким образом пересаживаются почки.

- Когда где-то произошел несчастный случай или умирает человек, который жертвует органы – как выглядит процесс забора органов?

- Во-первых, за хирургом приезжает полиция. Они везут тебя на дикой скорости, с мигалками, через город в аэропорт. Там сажают на частный самолет и везут к донору. Производится забор органа и — в обратный путь, в таком же сопровождении. Кстати, печень до трансплантации можно держать до 7 часов, поджелудочную железу - около 5 часов, почку — 30 часов.

 

 

- В Канаде принято жертвовать органы?

- Когда вы открываете «ассюранс малади» (карточка медицинского страхования. — прим. ред.), вас спрашивают, согласны ли вы быть донором. Это хорошо организовано и, главное, в обществе есть понимание, что донорство органов необходимо. Оно спасет чью-то жизнь. Скорее всего, даже не одну.

- Какие особенности канадской медицины вы могли бы отметить?

- В принципе, здесь хорошая медицина. По уровню, по степени внедрения новых методов в Канаде не отстали от других стран. Но лист ожидания для онкобольных иногда составляет 2-3 месяца. Когда вы встречаете в операционной человека, у которого рак был диагностирован несколько месяцев тому назад и оперировать его, в идеале, нужно было немедленно...

Нужно заметить, что когда мы говорим о канадской медицине, речь идет только о крупных городах - Торонто, Монреаль, Калгари, Ванкувер... Двести километров в сторону от Монреаля – и, вполне вероятно, что там не окажется даже томографа. Уровень врачей в Канаде достаточно хороший. Но страна территориально огромная и самая большая проблема здесь – периферийные районы. Если где-нибудь в глуши турист получил травму - ему, скорее всего, не позавидуешь.

Второе – народ здесь ментально не такой «горячий», как, например, израильтяне. Канадцы привыкли ждать. Попробуйте в Израиле кому-то сказать, что его родственник болен раком и будет ждать операции пару месяцев.

- Но это же зависит от самой системы, а не от сознательности пациентов, у которых просто нет выбора?

- Конечно. Прежде всего, совершенно очевидно, что здесь не хватает врачей, о чем все знают и все говорят. Этому есть объяснение. Есть отток в Штаты. Там выше зарплаты, лучше условия. Кроме того, в Канаду никогда толком не привлекали врачей-эмигрантов. Что это за система подтверждения диплома, при которой восемь-десять лет нужно переучиваться заново? Я не говорю, что каждому иностранному врачу нужно выдавать сразу канадскую лицензию. Но, если врач знающий, нормально работает и это становится всем очевидно за гораздо более короткий срок – зачем устраивать такую волокиту?

 

 

- Будучи в Монреале вы чувствовали какое-то особое отношение к себе как к иностранному врачу со стороны коллег?

- Нет, однозначно нет. Отношения очень корректные и профессиональные. В местной системе, когда принимают людей на работу, первым делом обращают внимание на психологический профиль. Потому что им работать с тобой. А потом уже обращаются к твоим профессиональным качествам. Никто не согласится работать с хирургом-звездой, который унижает коллег. Здесь все знают круг своих обязанностей и никто никого не боится.

- Вы встречаетесь с теми, кому спасли жизнь?

- В Канаде каждый год проводится банкет для трансплантологов и их пациентов, а также родственников доноров. Когда я впервые был на этой встрече, ко мне подходили и благодарили люди, которых я не узнавал. Потому что помню их на операционном столе, а потом увидел танцующими и счастливыми. Причем дело не только в хирурге как личности — вся система трансплантации органов дарит жизнь этим людям.

- Чего вы хотите достичь в своей профессии?

- Я хотел бы заниматься трансплантациями и хирургической онкологией поджелудочной железы, печени и желудка. Прошло то время, когда хирурги оперировали все. Надо отдать должное тому, что они были знакомы с техникой едва ли не всех операций. Но сегодня медицина ушла настолько далеко, что если ты хочешь достичь высоких результатов, нужно иметь узкую специализацию.

- В чем же состоит рост для хирурга, делающего одно и тоже?

- Хирург должен самосовершенствоваться. Ведь во время операции только ты наверняка знаешь, что происходит и когда допускаешь ошибку, со стороны ее никто может и не заметить. Но ты-то знаешь, что ошибся. И от этого никуда не деться, это не дает тебе спать. Когда хирург начинает оперировать самостоятельно, он должен стараться быть перфекционистом.

При подготовке статьи использовано интервью, опубликованное в издании "Наша газета" (ИД "Медиапрофит"), Монреаль.

 

В 2011 году Эли Какиашвили вернулся в Израиль, в один из крупнейших на севере страны медицинских центров «Рамбам», где работает и по сей день, возглавляя департамент онкологической и гепатобилиарной хирургии. Специализация доктора Какиашвили — полостная и лапароскопическая онкохирургия органов брюшной полости, а также инновационные методы роботизированной хирургии. В одном из следующих номеров Healthy Nation будет опубликована статья, посвященная передовому израильскому опыту в этой сфере.

 

При использовании материалов сайта и журнала Healthy Nation, ссылка на источник обязательна.

Официальный сайт журнала Healthy Nation. Учредитель и издатель - рекламное агентство «Красная строка». Свидетельство о регистрации - ПИ № ТУ 16-00375. Все товары сертифицированы, услуги лицезированы.